ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ
Ваш путеводитель в мире IRC и ИТ-технологий!

Мир IT стремительно меняется, следите за новинками в сфере IT вместе с нами. Главные новости и события мира информационных технологий, обзоры гаджетов и софта, мнения экспертов о новинках - на нашем сайте.

 

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

ДОЛГОПОЛОВ МАКСИМ ВЛАДИМИРОВИЧ О ПЕРСПЕКТИВАХ ПОЯВЛЕНИЯ ТЕЛЕВИЗОРОВ-ШПИОНОВ

27 Июля 2013

Так уж получилось, что я большую часть своего времени  посвящаю IT-технологиям. И, конечно, не смог остаться равнодушным к новостям компании Intel. Да, меня, Максима Владимировича Долгополова, волнует, что крупная  корпорация ведет переговоры с телесетями о внедрении технологии распознавания лиц в телевизионных приставках. Чудо-технология позволит узнавать пол и возраст зрителей и отображать на экране телевизора релевантную рекламу.

Корпорация намеревается брать плату за использование новой, еще непроверенной технологии. И понятно почему   телесети без энтузиазма откликнулись на эту идею.  У ряда пользователей такая инновация может вызвать ассоциации с романом-антиутопией Джорджа Оруэлла "1984", в котором авторитарное государство следило за своими гражданами с помощью телевизора.

По мнению представителей Intel, их технология предлагает более точный анализ по сравнению с существующими аналитическими инструментами. Персональную информацию, связанную с конкретным пользователем, по уверениям разработчиков, данная технология не будет записывать. Несмотря на данные уверения, вспоминаются утечки персональных данных пользователей смартфонов Apple.

Откровенно говоря, мне бы не хотелось жить в доме, где про тебя все знает телевизор или холодильник.  Учитывая проворность вирусописателей, в таком "продвинутом" мире самые интимные секреты в прямом смысле будут утекать в сеть. Хотя именно таргетированная реклама наиболее востребована рекламодателями. Ведь возможности Интернета приучили рекламодателей к возможности точно оценивать эффективность рекламы. А спрос, как известно, рождает предложение. Поэтому "умная" домашняя техника - вне зависимости от наших желаний - наверняка станет общим явлением уже в ближайшем будущем. И всё же, будьте бдительны.

Максим Владимирович  Долгополов, руководитель интернет-холдинга "Западно-Европейский финансовый союз" (ЗЕФС).

 

Русский Долгополов не сдается

Кандидату в депутаты Петербургского ЗакСа от «Единой России» Максиму Владимировичу  Долгополову за последние недели пришлось прочитать о себе много нелестного. Информационным поводом стал скандальный митинг в середине ноября, где жители Приморского района восстали против уплотнительной застройки. Там и пострадал 72-летний пенсионер. Долгополов Максим Владимирович считает все публикации о себе грязными или надуманными. Он готов ответить на любые неприятные вопросы.

«Фонтанка» согласилась «допросить» Максима Владимировича Долгополова при условии, если он не откажется свидетельствовать против себя.

Максим Владимирович Долгополов: Практически все материалы в СМИ обо мне за последнее время имеют явно выраженную агрессивную интонацию. Их смысл понять немудрено: Долгополов – личность с темной биографией. Далее между строчек – вопрос: «Зачем такие нужны партии власти?»

- Так зачем такие нужны партии власти?

Максим Владимирович Долгополов:: Какие такие? Молодые? Создавшие приличные компании? Вкалывающие с восьми лет? Не безразличные? Готовые отчасти пожертвовать бизнесом и поработать уже на всех?

- Максим, я еще вам ничего не сказал. Снижаем обороты. Вы же согласились ответить на претензии, высказанные моими коллегами в разных СМИ города?

Максим Владимирович Долгополов:: Безусловно.

- Вы мультимиллионер?

Максим Владимирович Долгополов:: Миллион у меня есть точно. Не бедный.

- Зачем вам иная жизнь? Выборы, хлопоты, траты, парламент, начальники...

Максим Владимирович Долгополов:: Вы так говорите «иная», как будто бы загробная.

- Наоборот – публичная. С публичности ведь и началось ваше раздражение на журналистов.

Максим Владимирович Долгополов:: А я не сижу на месте. Я развиваюсь. Я родился в семье шофера. Мать работала в совхозе. В восемь лет я уже мыл машины на пустыре недалеко от проспекта Луначарского. Каждый этап жизни – ступень вверх. А благодаря учебе на факультете политологии в СПбГУ я перестал быть обывателем.

- Что переосмыслили во время учебы?

Максим Владимирович Долгополов:: Сравнил 17-й год, перестройку с оранжевыми и арабскими революциями.

- И решили идти с партией власти?

Максим Владимирович Долгополов:: Именно так.

- Не было бы перестройки – не было бы у вас миллиона.

- Cколько у вас подчиненных в системе ваших предприятий?

Максим Владимирович Долгополов:: 1200 человек.

Максим Владимирович Долгополов:: Если «оранжевые» выйдут на улицы, перебьют стекла, то после погромов останется лишь нищета, как в Ливии, где остановилась инфраструктура, нет продовольствия, остановилась жизнь.

- 13 ноября этого года в Приморском районе на митинге жителей, протестующих против уплотнительной застройки, во время вашего выступления пострадал пожилой человек. Именно благодаря этому происшествию вы стали героем многих публикаций. Многие считают, что пенсионеру сломали руку именно ваши охранники.

Максим Владимирович Долгополов:: А вот на видеозаписях видно, как его толкают другие. И прекрасно видно, как у неизвестных молодых людей на лица натянуты шарфы, банлоны по глаза, капюшоны. Да и сам Николай Иванович журналистам подтвердил, что ни я, ни мои помощники ни при чем. Об этом уже говорено-переговорено.

- Отчего же десятки журналистов так необъективны?

Максим Владимирович Долгополов:: А по моему округу избирается дама, которая многих журналистике и учила. Ваши коллеги не против меня, а скорее за нее.

- Так называйте партию, фамилию.

Максим Владимирович Долгополов:: Зачем? Чтобы сказали, что я использую «Фонтанку», чтобы порочить конкурентов? К тому же вы ее прекрасно знаете и, возможно, с ней дружите.

- И вся интрига в этом?

Максим Владимирович Долгополов:: Нет. Я приехал на митинг с письмом, подписанным вице-губернатором Романом Филимоновым, чтобы рассказать, что предмета спора не существует, – губернатор Петербурга еще до митинга заявил, что уплотнительной застройки не будет. Хотя это знали и сами устроители митинга. Они заведомо ввели граждан в заблуждение. Но я не ожидал провокации. А вы знаете, что тогда было задержано шесть молодых людей из Московской области? Все они сказали, что смотрели красоты города и случайно оказались на улице Маршала Новикова. Как мне известно, они имеют отношение к националистическим группировкам, у них были заготовлены камни, один прилетел в мою сторону. К тому же несколько ударов получили еще ни в чем не повинные люди. Я думаю, полиция разберется. Ни ко мне, ни к моим товарищам претензий нет - ни у полиции, ни у пострадавшего.

 - Очевидно, именно об этом – о грязных технологиях - говорили журналистам на пресс-конференции 30 ноября политтехнологи?

Максим Владимирович Долгополов:  Именно. Цель политических провокаций понятна. Но страдают же ни в чем не повинные люди. Я уверен, что совесть и добрая воля оппонентов являются единственным ограничителем.

- Это не методы «Единой»?

Максим Владимирович Долгополов: А зачем? Это контрпродуктивно.

- Ваши первые жизненные впечатления о власти?

Максим Владимирович Долгополов:: Вовремя спросили! Когда мне было 11 лет, я торговал мороженым на Московском вокзале. Нас - троих пацанов - забрали в милицейский пикет. Скучаем, мороженое тает. Мы же не понимаем в силу возраста, чего от нас хотят. Когда до меня дошло, я достал доллар и отдал его сержантам. Других денег у меня не было. Это был 1989 год, они его чуть ли не нюхали. Чуть не подрались из-за него. Мы были свободны.

- Первая взятка?

Максим Владимирович Долгополов:: Она самая.

- И не последняя?

Максим Владимирович Долгополов:: А через несколько дней мимо нас на вокзале проходили рэкетиры. Спрашивали, кому платят. У меня спросили, сколько мне лет. Я ответил. Их старший приказал: «Малолеток не трогать». И когда он после появлялся, то интересовался, не беспокоят ли нас. Иногда спрашивал разрешения, можно ли угоститься мороженым. Вот такая была безопасность. Вот такая революция меня не устраивает.

- Ныне бизнес уже гангстерам не платит. На смену им пришли те сержанты с долларом, которые подросли в званиях. У вас же были конфликты с законом после мороженого?

Максим Владимирович Долгополов:: Так спрашивайте, я же обещал не уворачиваться от биографии.

- Вас осуждали за разбойное нападение?

Максим Владимирович Долгополов:: Да, это так. Но это не все. Первое: мне было 17 лет, и я был курсантом мореходки. Романтиком. В гостях мы были с компанией и хозяин по-хамски себя повел, приказав нашим девушкам остаться, а остальным уматывать. Он был старше нас вдвое и из "новых русских". Ну и понеслось. А потом оперативник предложил мне подписать протокол. «Чтобы домой пойти», как он выразился. Я поверил. Кстати, для тех, кто машет этим «компроматом»: недавно городской суд пересмотрел то старинное уголовное дело и я был полностью оправдан. Я это сделал из принципа, ведь судимость давно погашена. История?

- История. Пресса, в том числе мощная газета «КоммерсантЪ», публиковала информацию, что как-то в вашем офисе проводились обыски. Было?

Максим Владимирович Долгополов:: Было.

- Опять те «сержанты» приходили?

Максим Владимирович Долгополов:: Где-то так. Я все ждал, когда меня спросят и раскроют намерения, но уголовное налоговое дело прекратилось ввиду отсутствия мало-мальских причин. Тогда это и ушло в прессу, потому что я пошел на принцип и не считал себя неправым. О Ямадаеве спрашивать будете?

- Буду. В день убийства Ямадаева в Дубае вы были арестованы. С какого перепугу?

Максим Владимирович Долгополов:: Совсем просто: я жил в гостинице, которая располагалась как раз напротив места преступления. Полицейские стали проверять документы. Заинтересовались, почему у меня два мобильных телефона и зачем я на два дня приехал отдыхать. Странные были претензии, ведь у меня в Дубае свой бизнес. Меня, конечно, выпустили. Смешно, но я познакомился с прокурором Дубая, а при следующей поездке я с ним даже ужинал. Он в Петербург обещал приехать. Приедет – я его с «Фонтанкой» познакомлю. Теперь у меня записан номер его телефона. Анекдот. В общем, оказался случайно не в то время и не в том месте.

- Наши полицейские лучше?

Максим Владимирович Долгополов:: Умнее.

- Как вы думаете, за что вас порой так штормит?

Максим Владимирович Долгополов:: Я счастливый человек. Боженька любит тех, кому трудности посылает.

- Сколько человек, номера телефонов которых записаны в памяти вашего мобильника, пойдут 4 декабря на выборы?

Максим Владимирович Долгополов:: Друзья пойдут все.

- Как вы думаете, почему большинство не голосуют?

Максим Владимирович Долгополов:: Ничего не хотят, ничего не видят, не понимают взаимосвязи своего будущего и разного рода революционных брожений.

- В теории «Единая Россия» сможет победить везде и безоговорочно. Если бы это произошло, это было бы правильно?

Максим Владимирович Долгополов:: Правильно. Люди же искренне голосовать за нее будут.

- И монополия будет состоять из одних правильных депутатов?

Максим Владимирович Долгополов:: Как в любой системе, в партии есть те, кто себя изжил. На смену им должны прийти молодые. Список партии обновлен наполовину. Это молодые, талантливые. Мне нравятся трудности. Я поднимался с колен.

- С 4 марта следующего года Владимир Путин станет президентом, скорее, на 12 лет. Это правильно?

Максим Владимирович Долгополов:  Правильно. Это есть стабильность.

- Назовите, пожалуйста, одно слово, которое ближе всего к идеологии «Единой России».

Максим Владимирович Долгополов: Стабильность. Любые серьезные перемены – это путь вниз.

- Пока вы будете депутатом, ваше дело не пострадает?

Максим Владимирович Долгополов:  Пока я - кандидат. Если за меня проголосуют, то бизнес не ляжет. У меня отличная команда, друзья. Они уже прошли трехмесячное испытание, пока я занимаюсь выборами. Они молодцы. Кстати, мы – компания «Новоплэй» - сегодня начали заниматься разработкой компьютерных игр. Мы донесли информацию до президента о том, что компьютерные игры сейчас носят деградирующий характер для нашей молодежи. В России недавно объявлен первый в истории конкурс на разработку патриотической игры. В США, например, есть игрушка об армии, в которую переиграла вся молодежь и после этого с удовольствием служит родине. И мы хотим создать то, что вызывает патриотизм. Мне это очень интересно, даже не в заработке дело. И мы хотим создать то, что вызывает патриотизм. Мы уже создаем проект: «Русские не сдаются». Моральную поддержку от власти я уже получил.

- Явка 4 декабря будет?

Максим Владимирович Долгополов: Обязательно.

Взрослые игрушки. Интервью с Долгополовым  Максимом Владимировичем

- В каком направлении работает ваш холдинг сегодня?

– В холдинге «ЗЕФС» есть подразделения, которые занимаются созданием компьютерных игр. Мы работаем в этой области всего год с небольшим. Но я считаю этот проект самым интересным на сегодняшний день, поэтому отдаю ему очень много времени и сил. Хочется испытывать чувство гордости за то, чем занимаешься. Сейчас огромное число молодых людей увлечены компьютерными играми, но пока меня этот факт не воодушевляет. Потому что в большинстве случаев игры не развивают их интеллект, не способствуют духовному становлению личности. Знаете, подобное положение вещей задевает.

Посмотрите, как поставлено дело в США. Там правительство уделяет компьютерным играм серьезное внимание. Вот, к примеру, одна из популярных последние шесть-семь лет в Штатах игра «Американская армия». Молодежь играет в нее, а потом с удовольствием идет служить, пополняя армейские ряды. Вот так через игру американские юноши проникаются духом патриотизма и на деле доказывают свою любовь к родине. Почему же нам в России не позаимствовать такой опыт? Мы уже смогли донести до властей нашу позицию и, к счастью, нас услышали. У моей компании есть собственный оригинальный концепт, недавно мы его презентовали в Администрации Президента. Надеюсь, у нас все получится.

– У Вас есть ощущение, что главное в жизни еще впереди?

Долгополов Максим Владимирович: Конечно, нужно все время двигаться вперед! Я еще мало чего добился в жизни.

– Вы жесткий руководитель?

Максим Владимирович  Долгополов:  Я – максималист. Так меня характеризовали сотрудники компании. Либо принимаю людей очень хорошо, либо не принимаю вовсе. Когда человек ошибается, но проявляет старание, искренен в отношениях и поступках, я обязательно дам ему шанс исправить ситуацию. Если же сотрудник не амбициозен, допускает промахи и не воспринимает критику, он должен выбирать: уйти или занять более скромную должность.

– Как Вы относитесь к увольнениям?

Максим Владимирович  Долгополов:  Всегда с тяжелым сердцем. В особенности, если мера эта вынужденная и связана с оптимизацией отдельных направлений бизнеса. Хотя, когда речь идет о сильном сотруднике, я его оставляю в команде, что бы ни случилось.

– Сможете ли Вы когда-нибудь доверить управление своим бизнесом другим, чтобы самому заняться чем-то более увлекательным, например, путешествовать по миру?

Максим Владимирович  Долгополов: Ну, подобные желания, если и возникают, то очень быстро проходят. Да, я люблю путешествия. Но для отдыха мне хватает и десяти дней, а потом все равно тянет к рулю, потому что нужен постоянный драйв.

– А драйв только в бизнесе?

Максим Владимирович  Долгополов: Да. Пока, по крайней мере.

– Максим Владимирович, на какой возраст рассчитаны игры, которые разрабатывает Ваша компания?

Максим Владимирович  Долгополов: Наша целевая аудитория – это молодые люди в возрасте от пятнадцати лет и старше. А малышам, будь моя воля, я бы вообще запретил доступ к компьютеру. К компьютерным игрушкам – тем более. На мой взгляд, чем позднее они прильнут к мониторам, тем лучше. Сначала они должны окрепнуть физически и психологически, научиться живому общению, через него усвоить массу разных и полезных знаний.

– Есть ли среди Ваших разработок игры, направленные на развитие интеллекта?

Максим Владимирович  Долгополов: Да, они сейчас находятся на стадии разработки. Пока не могу рассказывать об этом подробнее, чтобы не раскрывать секретов прежде времени. Скажу лишь, что уже в ближайший год мы постараемся реализовать эти проекты.

Политические игры

– В прошлом году Вы участвовали в выборах в Законодательное собрание Петербурга. Это Ваш первый опыт?

Максим Владимирович  Долгополов: Да, опыт получил замечательный. На время избирательной кампании я полностью отошел от бизнеса и с головой погрузился в выборный процесс. Было тяжело, но интересно. Изъездил всю территорию своего округа и все время встречался с людьми. В том числе довелось побывать в одном из колхозов, расположенных в Коломягах. И на встрече с жителями мне рассказали, что у них любят снимать кино про Великую Отечественную войну. Представляете, там кругом такая разруха, что никаких декораций строить не надо!

– Не опускались руки от увиденного?

Максим Владимирович  Долгополов:  Нет. Знаете, что меня отличает от многих соратников по партии власти? Когда у человека нет ничего за спиной, он идет на выборы и думает, как бы заполучить власть и деньги. Я же рассматривал полномочия депутата городского парламента как возможность что-то сделать для людей и города. Хорошо, что даже будучи кандидатом, смог быть им полезным. Теперь, когда приезжаю в Приморский район Петербурга, вижу, как растут посаженные мной деревья, работают установленные светофоры и лежачие полицейские.

– Вы чувствовали поддержку своего коллектива?

Максим Владимирович  Долгополов:  Конечно, ребята очень переживали. Агитировали, а кто мог, приходил голосовать. Да они и из-за проигрыша расстроились больше, чем я сам. Это меня очень тронуло. А еще я убедился, что моя команда способна вести бизнес и развивать его в мое отсутствие. Конечно, нет предела совершенству, но наш холдинг уже сейчас можно охарактеризовать как устойчивую систему. Словом, выборы были хорошим испытанием на прочность всех нас.

– Как Вы отнеслись к скандальным публикациям о Вас, которые появились в ходе предвыборной борьбы? И, кстати, расскажите, пожалуйста, о пресловутом митинге против уплотнительной застройки. Что произошло на улице Маршала Новикова 13 ноября 2011 года на самом деле?

Максим Владимирович  Долгополов: Как потом выяснилось, это была провокация. В какой-то момент в толпе появились крепкие ребята с камнями и палками в руках. Закрыв лица черными шарфами, они действовали методично и осмысленно. Решали одну задачу – покалечить людей, чтобы потом увечья были зафиксированы на камеру. Несложный монтаж – и вот уже готов сюжет про злого кандидата и плохую партию. Они стащили с импровизированной трибуны человека и уже лежащего на земле били ногами. Я считаю дикостью, что кто-то ради победы на выборах может использовать такие методы.

Разумеется, хорошо заплатили и кому-то из журналистов. А кто-то из пишущей братии подхватил запущенные в тираж домыслы, просто на волне критики «Единой России». Думаю, любой, кто попадает в фокус общественного внимания, кто становится известным, не застрахован от подобных акций по дискредитации.

– В разгар информационной войны Вам еще припомнили Дубайский сюжет…

Максим Владимирович  Долгополов:  Интересная история. Она помогла мне понять, кто друг, а кто – нет. Три года назад я полетел отдыхать в Арабские Эмираты. В это же время там был убит Сулим Ямадаев. В этой связи полиция проводила массовые аресты всех, кто находился поблизости от места преступления и вызвал хоть малейшие подозрения. В числе двухсот задержанных оказался и я.

Местных блюстителей порядка насторожило два факта. Во-первых, при мне были сразу два мобильных телефона, а в номере гостиницы, где я остановился, – еще два. А, во-вторых, я приехал на курорт один и всего на три дня. По мнению местной полиции, это были косвенные признаки, указывающие на мою связь с российскими спецслужбами. В общем, когда все прояснилось, передо мной извинились и отпустили. Зато теперь в Дубае у меня есть друзья и свой бизнес. Ведь пока шло разбирательство, надо же было чем-то себя занять.

– Согласитесь ли Вы участвовать в выборах еще раз, особенно с учетом риска вновь попасть под обстрел прессы?

Максим Владимирович  Долгополов:  Все, что не убивает нас, делает только сильнее. На то и трудности, чтобы мы их преодолевали. Мне кажется, я пока справляюсь. Да и вообще, без испытаний жить неинтересно. Кроме того, выборы – это единственная цель, которую я себе поставил и не достиг. Но давайте поговорим об этом лет через пять. Полагаю, приобретенный опыт пригодится. Хотя нужно еще посмотреть, каков будет политический расклад в стране.

Впрочем, у меня отличные отношения с лидерами разных партий. Считаю, что не партия красит человека, а человек партию. И проблема «Единой России», под знаменами которой я шел на выборы в прошлом году, в том, что в какой-то момент концентрация в ее рядах негодяев и равнодушных людей оказалась критической. Поэтому-то четвертого декабря народ голосовал не «за», а «против». Помню, в полдень приехал на свой избирательный участок и впервые за много лет испытал настоящий шок. Потому что увидел глаза людей. Они шли голосовать, кто на костылях, кто с ребенком под мышкой, и складывалось впечатление, что у них вилы и автоматы в руках – они шли свергать.

– Ваше отношение к митингам на Болотной площади?

Долгополов Максим Владимирович: Переживал и терялся в догадках, чем это может закончиться для нашей страны. Ведь все могло вспыхнуть, как в семнадцатом году. Смута на Руси – это всегда страшное время. Сейчас, слава Богу, ситуация нормализовалась.

– Чего, на Ваш взгляд, не хватает в России?

Долгополов Максим Владимирович: К сожалению, большинство людей считают, что Россия им чем-то обязана. Но это ведь не так. Прежде всего, мы сами ей задолжали. Родине не хватает нашей любви. У нас есть возможность смотреть в прошлое, черпать положительный опыт и передавать его из поколения в поколение. Меня очень волнует то, что происходит с российским обществом сегодня. Слишком много агрессии и насилия при очевидном дефиците честного отношения к своей работе.

– А Вам не кажется, что это кризис власти?

Долгополов Максим Владимирович:  Я считаю, что это кризис общества. И здесь ничего нового не открываю. Людей, которые состоялись в бизнесе и при этом не шли по головам других, не преступали закон, очень мало. И, увы, они неохотно идут во власть. Еще меньше тех, кто уже находясь во властных структурах, действует ради общественного блага. А ведь кадры решают все.

– Как Вы относитесь к возвращению на президентский пост Владимира Путина?

Долгополов Максим Владимирович:  Это самый благополучный вариант развития декабрьских событий. Конечно, в его политике не все идеально. Но кто на сегодняшний день может предложить что-то практически лучшее? Сейчас в стране происходит обновление. Прежде всего, в рядах чиновников, работающих на местах. Все чаще в регионах во власть приходит молодежь. Эти ребята по-хорошему амбициозны и энергичны. Им нужно дать возможность работать, почувствовать ответственность за страну.

– У партии власти был такой девиз: «Россия – страна возможностей». Вы согласны с этим утверждением?

Долгополов Максим Владимирович: Да, хотя использовать эти возможности не всегда легко, но все-таки по силам. Зачастую тот, кто не находит возможностей, просто не хочет работать, ленится или не верит в себя.

– Вы много путешествуете по миру, а по родным просторам?

Долгополов Максим Владимирович: Тоже. И самым лучшим местом для меня стала Камчатка. Я был там однажды. Красота и первозданность природы просто ошеломили! Мы с друзьями были в июле, когда в горах лежал снег, а в долинах все цвело и благоухало. Там ложишься на землю и чувствуешь, как тебя заряжает земная энергия. Неизгладимое впечатление. Очень хочу вновь там побывать.

Врагов можно понять и простить

– Верите ли Вы в чудо, и случались ли оно в Вашей жизни?

Долгополов Максим Владимирович:  Я верю в добро, но чудес видеть не приходилось. А вот удача мне, безусловно, сопутствует. Но что такое удача? Это ведь труд, умноженный на труд.

– Есть ли у Вас враги?

Долгополов Максим Владимирович: Да, есть.

– В бизнесе?

Долгополов Максим Владимирович:  Не только. Я не понимаю, почему люди могут быть такими непримиримыми, откуда в них столько зависти. Сколько раз чувствовал, как хочется иным моим знакомым на вопрос «как дела» услышать «все плохо». А я в таких случаях только улыбаюсь в ответ и говорю: «Да у меня все отлично!».

– Становились ли Ваши враги друзьями?

Долгополов Максим Владимирович:  Иногда друзьями становятся те, кто ранее, не будучи со мной знакомым лично, имели на мой счет предубеждение. Так что я не раз слышал в свой адрес: «Ты, оказывается, нормальный парень, а нам-то понарассказывали!». А вот с врагами, по-моему, дружба невозможна. Я стараюсь избегать людей, которые предают. Не пойду на сближение с ними, даже если это могло бы принести какую-то выгоду.

– Чего Вы никогда не сможете простить?

Долгополов Максим Владимирович: Три вещи: ложь, безразличие и предательство.

– Назовите, пожалуйста, три своих таланта и три недостатка.

Долгополов Максим Владимирович: Про свои плюсы не могу говорить. Пусть другие судят. А недостатков у меня больше трех. Безусловно, каждому человеку есть над чем работать, и мне тоже.

– Вы умеете слушать. Мне кажется, сегодня это редкий талант…

Долгополов Максим Владимирович: Мне кажется, что я всегда это умел. С детства сам выбирал себе учителей, тех, на кого стоило бы равняться. И мне всегда было интереснее со взрослыми людьми, чем со сверстниками. Всегда с увлечением наблюдал, что и как они обсуждают. Одним из наставников считаю своего дядю. В восьмидесятые годы он был директором завода в Саратове. Я хотел быть похожим на него, стать серьезным руководителем. Каждый раз, когда дядя брал меня с собой на работу, я шел туда как на праздник. У него в подчинении были тысячи людей. И меня завораживала кипящая в цехах работа. Восхищало, что большой завод с началом рабочего дня приходил в движение как один огромный механизм.

– Вы перфекционист?

Долгополов Максим Владимирович: Да, мне присуще стремление сделать свою работу как можно лучше. И я не могу спать спокойно до тех пор, пока не будет решен очередной вопрос.

– Вы или ваша компания занимаетесь благотворительностью?

Максим Владимирович  Долгополов: Да, но хотелось бы больше и чаще. Пока же есть сеть детских учреждений, которым мы помогаем.

– Если бы Вы встретились с Богом, что бы у него спросили?

Долгополов Максим Владимирович:  Я бы его поблагодарил. За себя и своих близких.

– И у Вас не возникло бы к нему вопросов?

Долгополов Максим Владимирович:  А зачем? Я знаю, что Он рядом. Этого достаточно.

 


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

ОПЕРАТОРАМ МОГУТ ЗАПРЕТИТЬ ОГРАНИЧИВАТЬ ДОСТУП АБОНЕНТОВ К КОНТЕНТУ И СЕРВИСАМ, ПОДОБНЫМ SKYPE

20.08.2013

Вчера на заседании в ФАС регулятор и операторы связи обсудили возможность запрета на введение неравноправного доступа к различным ресурсам Сети. В России ряд компаний блокирует доступ к файлообменным сервисам. Зарубежные операторы также отдельно тарифицируют трафик Skype, чтобы компенсировать возможные потери от использования абонентами IP-телефонии.

ЮНОША УВИДЕЛ УБИЙСТВО ЛЮБИМОЙ ЧЕРЕЗ SKYPE

16.11.2013

Убийца ворвался в квартиру студентки из Китая, когда она разговаривала со своим бойфрендом по видеосвязи. 23-летнюю студентку из Пекина Киан Лиу нашли мертвой на полу ее комнаты в Торонто, куда она приехала учиться несколько месяцев назад. Поздно вечером она, как обычно, разговаривала через Skype со своим возлюбленным, который ждал ее в Китае. Около часа ночи в дверь постучали.Девушка открыла невысокому белому мужчине, который попросил у нее телефон.

VIBER НАЧИНАЕТ МОНЕТИЗАЦИЮ, ПРЕДЛАГАЯ ПОКУПАТЬ СТИКЕРЫ И СМАЙЛЫ

24.10.2013

Бесплатный мобильный мессенджер Viber начал монетизацию своего сервиса, представляя магазин смайлов и стикеров. Компания собирается создавать платный контент самостоятельно, а также лицензировать контент из ТВ-шоу, брендовых персонажей и так далее. ...

В СОЦСЕТЯХ МОЖНО ВЫЧИСЛИТЬ, У КОГО С КЕМ ТАЙНАЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ И КАК СКОРО ОНА РАСПАДЕТСЯ

31.10.2013

Американские ученые выяснили, что с помощью сетевых алгоритмов можно распознать, у кого из друзей в соцсетях завязаны романтические отношения, даже если они их не афишируют. Более того, можно узнать, насколько велика вероятность распада этих отношений. К такому выводу пришел исследователь из Корнельского университета Джон Клейнберг, работавший совместно с инженером Facebook Ларсом Бакстром, сообщает The New York Times со ссылкой на текст исследования